Из истории моих путешествий.
+ Ответить
Страница 1 из 12 123611 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 10 из 113

Тема: Из истории моих путешествий.

  1. #1
    Веломаньяк Аватар для samcherny
    Байк
    Кадейл-1998
    Адрес
    Москва-Подмосковье
    Сообщений
    2,164

    По умолчанию Из истории моих путешествий.

    «Язык всегда стремится к образности, и в результате все, что бы ни выражалось с его помощью, не является действительным переживанием, а какой-то идеализированной, обобщенной и объективизированной интерпретацией того, что первоначально было пережито индивидуумом».
    (Дайсэцу Судзуки. Основы дзэн-буддизма)


    Вступление.

    Долго откладывал, но вот все же решился написать о своих путешествиях и обо всем, что с ними связано. Писать буду без особой системы, главами. Материал скопился не маленький, так что тема обещает быть весьма обширной. Это ни в коей мере не будет отчетом о проделанных путешествиях и, честно говоря, за годы многое уже перемешалось в моей голове во что-то единое целое, и если картины воспоминаний порой предстают весьма натуралистичные, то когда это было и даже где, я частенько вспомнить не могу. Кому-то, возможно, будут интересны технические вопросы, кому-то психологические, а кому-то даже религиозно-философские. Все будет. И так…

    Глава первая. Начало.
    Не буду отсылать читателя к самому началу, своему рождению, а тем более к моменту возникновения Вселенной. Начну, пожалуй, с 1985 года, когда юный велолюбитель прибыл из далекого города Магадана в столицу нашей Родины Москву. Были амбиции поступления в московский ВУЗ, но все было перекрыто желаниями гулять, развлекаться, а еще кататься на настоящем гоночном велосипеде. Это был «Старт Шоссе» со значком –эмблемой знака качества в честь Всемирного фестиваля молодежи и студентов, проходящего в тот год в Москве. Накачав необходимые мышцы и попутно не поступив в институт, я захотел чего-то большего, а именно попутешествовать. Опыта в этом у меня не было ни какого, и чтоб как-то разделить тяготы моего первого путешествия, в авантюру был втянут мой школьный товарищ Макс. Конечной жертвой набега был выбран Ленинград, а в качестве жилья должна была быть использована самодельная палатка из целлофана – гордость хреноиздательства на все времена. Результаты предприятия оказались несколько плачевны. Макс с накаченной головой (он- то в ВУЗ поступил), но недокаченными конечностями еле дотянул до Новгорода, комары нас искусали нещадно, ибо палатка оказалась для жилья непригодна, бока ломило от веток, из которых мы попытались соорудить лежак. В Питер мы добрались на автобусе. Погоды стояли замечательные, была молодость, простор времени и самый «умышленный» город на свете.
    В Москву мы вернулись на поезде вполне счастливые и без единого франка, простите, рубля в кармане. Общий пробег на велосипедах составил не более 400 километров (стартовали-то мы из Твери – но это секрет!), но всем, при удобном случае, я заявлял, что вот, мол, из Москвы до Ленинграда на велосипедах запростяк катались. После была армия, активное участие в первой московской роллерной тусовке под ником Сэм, женитьба, бизнес и многое такое, что обычно сопровождает жизнь человека, но велопутешествий не было, видимо та первая пилюля была плохорастворимая, но …

    Глава вторая. Продолжение.
    Чтобы стать настоящим путешественником, необходим авантюрный склад ума, и он у меня был, причем передался по наследству по материнской линии, однако по настоящему путешественником я могу себя назвать после двухтысячного года, когда я начал уезжать на 3-4 месяца и преодолевать многотысячные расстояния. Тогда же начала складываться религиозно-философская концепция моих странствий, создающая необходимую легкость преодоления чего бы то не было. Но в лихие девяностые ни о чем таком не думалось, а лишь смутно ощущалось. Выразилось это в покупке двух совершенно одинаковых горных велосипедов (для себя и жены). Были на них голубого цвета ХТРы, диковинные системы Кук Бразерс, авангардные ручки Одессей, а так же заоблачная цена для молодых предпринимателей – две штуки баксов за каждый. Был это приблизительно 96 год. Велосипеды привез Витя из Киева, он же в 98 году подогнал мой первый Конандейл. Почти тогда же были куплены велосумки из неметчины и разная туристическая мелочевка, сшиты палатка и спальники. Палатка протекала, спальники не грели, поэтому после первой Крымской кампании они были заменены на фирменные. Не убиваемая палатка Салева и поразительно продуманный и качественный пуховый спальник Мармот. Воспитателем правильных брендов для меня стал Максим Любавин – один из первых владельцев магазина для экстремальных видов спорта, находился магазин в Столешниковым переулке. А вот духовными учителями путешествий, для меня стали Яна и Павел Кнебловы – путешественники из Чехии, но это событие я, пожалуй, опишу в отдельной главе.

    Глава третья. Кнебловы.

    С Яной и Павлом Кнебловыми я познакомился в 98 году, а до этого я уже предпринимал первые, как сейчас бы назвал, покатушечные путешествия. Некоторые «дальнобои» перевалили за тысячу километров и, в общем, какой-то свой опыт покорения пространств к моменту встречи уже обозначился. И все же именно встреча с Кнебловыми сделала меня тем путешественником, каким я являюсь на сегодняшний день. Простое передвижение при помощи механического средства превратилось в некую философию, в которой странным образом переплелись надмирная абстракция даосов, парадоксальная действительность дзен, программность христианства и что-то шаманское, переданное по наследству от моих китайско-бурятских предков, осевших некогда в Прибайкалье.
    Итак, в 98 году я жил на Патриках, а работал на Овчиннниковской набережной, поэтому дорога на работу пролегла прямехонько через Красную Площадь, где я и увидел парочку велосипедистов совершенно непонятного вида. Представьте себе классических европейских велотуристов, но в индийских шароварах цвета земли, каких-то непомерных куртках, того же цвета с велосипедами, в которых каждая деталь не разваливалась, потому, что не знала в какую сторону. Особенно запомнилось отсутствие педалей - остались только оси, и покрышки, заштопанные столь плотно, что родной корд распознать уже было невозможно. Тем не менее, парочка не создавала впечатление бомжей и как доказательство этого была мощная зеркалка в руках у Павла.
    Я помню, что уже хотел проехать мимо, но вернулся и в результате познакомился с одними из самых интересных людей в моей жизни. Как сказал бы Пригожин, за свою работу в неравновесной термодинамике получивший Нобелевку – это типичная точка бифуркации. В результате Кнебловы были приглашены мною в гости и вечером они позвонили в дверь.
    Многое, о чем поведала Яна (Павел говорил мало, так как русский знал плохо, Яна же шпарила без акцента и подозреваю, что и другие 6-7 языков она знала не хуже), память подтерла. Рассказ ее начался с того, что выехали они из Чехии полтора года назад с пятьюстами долларами и намерением посетить Крым, а в результате посетили Китай, Индию, Тибет... Подробнее с их путешествием можно ознакомиться тут http://www.zagran.kiev.ua/article.ph...&idart=2000106, единственно в чем разнится моя информация, что Кнебловы не были женаты, а были однофамильцы из одной деревни Тиха.
    Спокойный, молчаливый Павел и Яна наделенная интеллектом поразительной силы, сидели у нас на кухне, неспешно пили чай, и мне стоило большого труда остановить свой поток вопросов, что бы гости могли отдохнуть.
    Следующий день стал прощальный. Стояла дождливая осень, а им предстояла еще не малая дорога в родную Тиха. Когда Кнебловы вернулись домой, Яна прислала фотографию, где они сфотографировались на фоне автознака – Тиха. Состоялась короткая переписка с Яной из которой я узнал, что с Павлом они разошлись. Яна уехала в Америку и больше я ничего о них не слышал, пока в 2009 году не познакомился с велотуристом из Чехии, Даниилом, который хорошо знал Яну и был знаком с Павлом. Но об этом в другой раз.


    Павел и Яна у себя дома.

    Глава четвертая. Маер.

    Палитра жизни настолько широка и разнообразна, что никакой человеческий взгляд не в состоянии ее охватить. В моей жизни я много раз встречался с интереснейшими людьми, большинство из них безвестны, кого-то слава обласкала своим крылом, но каждый раз осознание важности этих знакомств приходило намного позже. Некоторые люди порой способны что-то изменить в твоем сознании простым присутствием.
    Однажды Яна прислала письмо в котором спрашивала моего соизволения на вписку Питера Маера – чешского велоспортсмена и марафонца. До Беларуси он добирался бегом, а далее, получив велосипед с туроборудованием посылкой – на велосипеде в Москву, далее через всю Россию в Магадан, а там самолетом на Аляску и по Панамерекен через два континента.
    Маер приехал в Москву весной и пробыл у нас на Патриарших почти неделю. Надо сказать, что спортсмен он был хороший, но турист никакой. То, что он добрался до Магадана, говорит о его большой силе воли. Подхватив на Колымской трассе (это вообще не дорога, кто знает, тот знает) болезнь почек, он две недели отходил в Магадане, гостя в моей семье ( я же оттуда родом). Оборудование то же желало быть получше. Я помню, пока я его провожал из Москвы, у Питера лопнуло 5 спиц. Проблему решили перегрузкой части веса на передний багажник – благо он был. Все равно спицы лопались, и в каждом крупном городе Маер получал пачку новых спиц по почте. Я же эту проблему решил установкой сзади даунхильного обода и комбинированных спиц – ДТ компетишин с ДТ революшин – за все время не единой сломанной спицы.
    Подвели Маера жадноватые спонсоры, которые постоянно задерживали денежные переводы, и одно дело - добросердечная к иностранцам Раша, другое дело - прагматичная Америка. В общем, в Америке Питер забил на это безобразие и вернулся домой. Об этом он рассказывал мне сам через пару лет, побывав у меня проездом в Новосибирск, где у него в проекте образовалась девушка. То как сибирячки бывают красивы, мне рассказывать не нужно – насмотрелся, особенно в Иркутске. От Даниила я узнал дальнейшую судьбу Маера : он вернулся в Чехию и написал книгу (популярная в Чехии тема), сам издал ее и продал, на вырученные деньги купил себе дом. Умеренно знаменит. Павел так же на основе своих записей, которые я, кстати, видел – малюсенькие листочки, аккуратно заполненные мельчайшей рукописью, написал книгу, имевшую большую популярность. Благодаря своему путешествию с Яной, этой книге и широкой освещенности в чешской прессе, Павел стал в Чехии настоящим велогуру, а деревня Тиха – Меккой для велотуристов. Яна много путешествовала по разным странам, но уже в качестве пешехода. Вернувшись из одной из поездок домой (кажется, из Индии), она заболела энцефалитом - ее заразил клещ. Она долго болела и была на грани смерти, и лишь чудом выжила. Обо всем этом мне поведал Даниил в 2009 году, когда мы вместе с ним неделю путешествовали по Карпатам.


    Попытка привести в порядок велосипед Маера. Удалось, более или менее.

    Глава пятая. Зимние походы.

    В 1997 году состоялся мой первый зимник. Произошло это в январе, а путь мой лежал во Владимир через Гаврилов и Суздаль. По этой дороге я уже ездил, но только летом, поэтому узнавать знакомые места в зимних декорациях было довольно забавно. Забавы, правда, начали заканчиваться на второй день, когда вдруг подморозило. Хотя я и старался как следует подготовиться, например неплохо себя показали бахилы из лайкры и поролона, а вот супертеплые варежки из бараньего меха превратились при минус двадцати в две культи, которыми можно было орехи колоть, а в лесу с такими культями и медведь не страшен. Кроме того Мармот еще был впереди, а в наличии имелось два спальника весьма сомнительных полезных свойств. Уж не знаю, куда упала температура, но во вторую ночь я начал подмерзать. Во сне мне снились всякие приятные вещи, и я медленно уходил куда-то и в этот момент кольнуло – я вспомнил рассказы альпинистов. Я был реально на волосок от смерти. Тогда я осознал, что смерть вполне может принимать прелестные формы. Помню, как чуть не устроил пожар, опрокинув горелку – прожег дно палатки и продырявил спальник. Опыт давался нелегко, сын ошибок…
    До Суздаля я все же добрался и добрался по совершенно скользкой дороге до Владимира, где сел в электричку и адье, в Москву, в которой о морозах и не слыхивали. Вот таким я был лохом, но уверяю Вас, учился я, пусть и на своих ошибках, но быстро, и в 98 году я довольно успешно добрался до Ростова-на-Дону – 1000 километров, а в 99 я был подготовлен, что называется выше крыши и вполне мог бы проехать в январские морозы вдоль Волги, если бы под Нижним Новгородом меня не сбила машина в виде КРАЗа с бетономешалкой. Дома у меня долго валялась сплющенная кастрюля из нержавейки – рюкзак, где лежала эта кастрюля, привешенный к велосипеду за моей спиной спас мне жизнь.
    Зимники оказались хорошей школой на выживание, а еще они четко показали, что в сложной ситуации паника мне не грозит – мозги работали удивительно четко. Двое КРАЗовских водил исправно выполняли мои команды, так как сами совершенно растерялись, а я не мог понять, почему не могу встать (ну сломался позвоночник, что теперь?) и никак не мог остановить кровь мешавшую мне как следует все разглядеть.


    Мое первое зимнее путешествие: Москва-Суздаль-Владимир. 1997 год.

    Тем, кому интересно техническое оснащение для зимника – последний зимний поход (1999 год)
    Велосипед Конандейл Супер Ви – двухподвес с навесным багажником под альпинистский рюкзак, рюкзак крепился в трех точках и отстегивался простым эксцентриком. Резина - шипованная двухрядка от Нокиа.
    Палатка Мармот – двухместная, вес 2,5 кг – прослужила верой и правдой десять лет, так и не убилась.
    Спальник Мармот – пуховый, комфорт до минус пятнадцати, двадцатку выдерживал спокойно. Вес 1,5 кг. Убилась ткань три года назад, пух перекочевал в другой спальник.
    Коврик самонадувной-ледовый, толщина 3,5 см. Не помню, какой фирмы, но хороший. Незаменимая штука для зимника, спать комфортно и не нужно мучиться с изоляцией дна палатки от холода.
    Бензиновая горелка Колеман с раздельным баллоном. Прекрасный регулятор подачи топлива позволял успешно отапливать палатку. Надежность сильно зависит от качества бензина, сейчас, кажется, Колеман выпустила модель с прямым генератором. На картинке выглядит супер.
    Куртка Мармот с мембраной. Все вещи фирмы Мармот у меня прослужили долго. При минимализме их исполнения все очень удобно.
    Мембранные брюки-самосбросы Моунтин Хард Вир. Прослужили шесть лет, потом начала отслаиваться мембрана. Очень легкие.
    Полар. Две куртки, одна, помню, Вауде с мембраной – прослужила очень долго.
    Термобелье. Совершенно необходимая вещь для активного передвижения зимой.
    Бахилы Соломон типа рыбацких. Нужного мороза для них так и не нашлось.
    Перчатки и варежки с мембраной Мармот. Ну все, что Мармот, соответственно…
    Бурдюк для воды КэмелБэк – вода не замерзала ни разу.

    Глава шестая. Конандейл, Словакия, цыгане.

    В 1998 году я собираю новый велосипед на базе рамы Конандейл. Историю ее приобретения я рассказывал в другой теме, а здесь для интересующихся «железом» списочек.
    Рама Конандейл КААД 2 черная, матовая
    Вилка Марзоччи ДШ – 10 см. хода.
    Система Кук Бразерс с звездами ХТР.
    Переключатели ХТР, кассета и цепь ХТ.
    Тормоза Магура Густав М, диск 200 спереди (металлокерамика!), 140 сзади (алюминиевый с керамическим напылением!)
    Вынос, подседельный штырь – Синхрос (еще те, настоящие, из гаража).
    Седло ВТБ
    Руль, каретка, рулевая от ателье Рейс Фейс.
    Колеса с даунхильными Сан Римсами, спицами ДТ комп, втулкой ДТ спереди и ХТ сзади с самодельным переходником под диск. Ооо! Оказывается, такую конструкцию АМП запатентовала.
    Багажник самодел – отдельная песня, но вкратце: пластиковые палки с клееными узлами из алюсплава. Вес – 300 гр.! Потом я эту технологию использовал неоднократно.

    Туроборудование было примерно такой же степени скромности. Когда полицейский города Брезно увидел список украденного, он присвистнул и назвал меня фанатиком. Ну конечно, за такие деньги в Словакии можно было две «Шкоды» прикупить, правда, еще те – уродливые. Да, это чудо-юдо угнали, вместе с багажом братья по разуму цыганской породы.
    Это я несколько забежал вперед, а тогда... А тогда я уехал на поезде в Крым, и лето стояло ясное, море томило и бросало брызги шампанского на берег, молодые амбиции превышали возможности, а незнание закрывало на это глаза. Я стартовал из Коктебеля и вознамерился доехать до Праги, заехав по пути в гости к Кнебловым.
    Экипирован я был здорово, но вот в голове по-прежнему гулял ветер и с духовным наполнением было слабовато. В общем, к чему-то я тянулся, но понятия не имел к чему, не смотря на знакомство с Яной и Павлом, видимо жирафья шея замедляла процессы взросления. Так что был я в то время эдаким велотуристическим пацаном.
    Я проехал Крым, Херсон, Одессу, всю Молдавию, Карпаты и через Ужгород проник во вражескую Словакию. Эх! После нашей совкятины, Словакия показалась сказкой, правда как оказалось с плохим концом. Вот я в Брезно. Со сладким предвкушением будущего, я выхожу из магазина (на 10 секунд отлучился), а коня моего тю-тю, цыгане гикнули. Полиция полицией, а толку никакого. Один полицейский дал мне из своих денег на дорогу в Братиславу, и посадил на поезд. В нашем посольстве чиновник устало поднял на меня глаза и заявил, что вот у него неделю назад угнали машину, наши же русские братки и угнали. Потом указал на пустой сейф и заявил, что денег нет. Утром посадил меня на поезд до Москвы без билета (денег-то нет), в результате с поезда меня в Белоруссии ссадили и быть бы мне белорусским бомжем, если бы не золотая цепочка.


    Румыния. Здесь мне поменяли цепь и кассету. За работу ничего не взяли.


    Самый высокий перевал в Румынских Карпатах.


    Типичный центр Румынского городка.

    Глава седьмая. Особая.

    Решил я, что седьмая глава будет особенная, не похожая на другие. Удастся ли, судить Вам.
    1999 год стал для меня переломным. Что-то щелкнуло в моем личном пространственно-временном континууме. Я с переломом позвоночника, жена в глубокой коме, за гранью жизни, теща на ровном месте ломает ногу.… До моей материалистической головы начинает доходить, что мир не одномерен и объясним лишь в малой его части. Как это связано с путешествиями? Напрямую. После 99 года в мою жизнь постепенно начинают входить другие люди и другие книги, я активно увлекаюсь живописью и классической музыкой, передо мной открываются миры разных религий, и вот в 2001 году я отправляюсь в свое первое большое путешествие – Москва–Украина-Молдавия–Румыния–Крым-Сочи - 9 000 км. Я не буду его сейчас описывать, но именно тогда сформировался мой стиль путешествия. Вот несколько «правил». В кавычках, потому, что ни одно из них не является жестким. Во-первых, конечная цель поездки точно не определяется и может быть изменена в любой момент. Во-вторых, никаких амбиций, типа ехать только на велосипеде или как можно больше проехать и прочие гиннесские штучки. Всегда минимум денег, но при надежной экипировке. На любые вымогательства, даже с угрозой жизни, реагировать отказом. Ко всему относиться по возможности ровно, не давая эмоциям заглушить разум. Не думать о завтрашнем дне исходя из сегодняшнего. Давать, если просят, брать, когда дают.
    Это далеко не все «правила», но, пожалуй, главные. Основу моих странствий составляет вовсе не тяга к впечатлениям, а духовное наполнение, для которого в принципе не важно, какой инструмент я для этого изберу – велосипед, или посох странника. Конечно, до настоящего странника мне как до Луны. Несколько раз мне посчастливилось встретить таких людей, точнее распознать, ибо распознать их чрезвычайно трудно – не все, кто путешествует, странники. Помню, как на Алтае познакомился со старушкой, у нее был вид, как будто она только что вышла из дома, в руке маленький узелок. Шла она пешком из Новосибирска к дочери. Вообще с Алтаем у меня связано много странных историй, но совершенно точно, там часть моей души, поэтому и возвращаюсь туда, как домой. В Южном Алтае я имел возможность соприкоснуться с миром Духов неоднократно, и пусть это неотличимо от игры воображения, для психики это значения не имеет. Мир Духов Алтая суров и опасен.
    На Алтае я познакомился просто с невероятным количеством интереснейших людей, но это рассказ даже не на главу, а на целую книгу, но о некоторых из них я обязательно расскажу.
    Многие «странности» связаны с находками. Их количество просто невероятное. Первая такая «странность» произошла со мной в Румынии, когда мне, чтобы отремонтировать бензиновую горелку понадобилась мелкая шкурка. Как назло, я нигде не мог ее найти и уже примирившись с этим, нашел ее на поляне в лесу. Объяснению это не поддается, я и не объясняю. В 2009 году я ехал три недели почти без денег – хватало только на хлеб и печенье, чай и бензин слава богу были в запасе. Каждый день находил продукты, от банально рассыпанной по дороге картошки, до двух сумок, наполненных деликатесами. С сумками этими связана еще одна странная история – когда я попытался сфотографировать их содержимое с целью, потом похвастать перед друзьями, в фотоаппарате сели батарейки. До дома я добрался в середине ноября, а на следующий день пошел снег. Рассказывать такие истории я могу долго, в большинство из них поверить трудно, но я и не пытаюсь кого-то заставить поверить, просто рассказываю и все.
    Кроме находок, были и другие «странности». В 2004 году я пересек границу с Казахстаном через Горный Алтай в Усть-Каменогорск. По этой лесовозной горной дороге проезжает одна-две машины в сутки, да и то – одна патрульная. На Казахской стороне стоял новехонький таможенный пункт, где служащие были на редкость дружелюбны. Далее был лесной кордон, там я и встретил молодого лесника и четырех девчонок. Три из них из Германии и одна местная – в этой глуши они организовывали экологическую тропу. Мы подружились моментально, именно подружились, а не познакомились. На следующий день мы все, кроме лесника, были в городе, а вечером мы сидели за столом и пили водку. У Саши оказалась фамилия без одной буквы знаменитого композитора, так же, как у меня. От Жаклин трудно было отвести взгляд – таких красавиц я не встречал не до, не после, подруги за глаза называли ее королевой. Это была удивительная встреча, гораздо удивительней, чем все мои находки вместе взятые. И таких встреч в моем странничестве было не мало.


    Риддер, Казахстан. Жаклин и Александра.


    На лесном кордоне.

    Глава восьмая. Невыносимая легкость бытия. Гэндальф Белый.

    Невыносимая легкость бытия – роман Милана Кундеры написанный им в 1984 году. Чуть позже сняли одноименный фильм. В книге два главных героя. Для героини жизнь невыносима, причем, в независимости от реальной ситуации. Для главного героя напротив, что бы с ним не происходило – жизнь необыкновенно легка. В чем же причина такой легкости? У главного героя романа поразительное умение отказываться от чего бы то ни было. От славы, от карьеры, женщин… Он, можно сказать, гениальный хирург – уезжает в какое-то захолустье и там, оставшись без всего, что его окружало в Праге, продолжает оставаться счастливым. Для его любимой это непостижимо.
    Для меня легкость примирения с потерей не является чем-то врожденным, ее приходилось в себе воспитывать, порой прибегая к различным уловкам. Важность этого качества трудно переоценить, оно действительно привносит в собственное бытие не невыносимую, а необыкновенную легкость. Почти в каждое путешествие я терял что-то ценное и подобные испытания с каждым разом проходил все с большей легкостью. В 2009 в Казахстане у меня прямо из гостиницы выкрали мой велосипед. Мы прошли с ним все мои большие путешествия, и он верой и правдой прослужил мне более десяти лет. Однако горя как такового не было, была скорее злость, адресованная неизвестно кому. Я уже знал, что будущее не запрограммировано настоящим, и то, что кажется невыполнимым сейчас, может решиться одним поворотом судьбы. Так родился Энжел, или как я его иногда называю – Гэндальф Белый. По приезду в Москву я два месяца откладывал покупку рамы для нового турбайка, мне казалось недостижимым собрать в короткий срок нужное оборудование и это при моих бескомпромиссных запросах и весьма скромных доходах. Когда все же я решился, то на Конандейл я не замахивался, но тут я вспомнил, что у одного знакомого была Конандейловская рама и вроде он хотел ее продать. Информация была давняя, но когда я позвонил, оказалось, что рама не продана. Через день я был владельцем этого чуда, и было оно точно такое же, как у меня угнали, даже год выпуска совпадал – 1998. Однако цвет рамы меня не устраивал и после тщательного тюнинга она попала в покрасочный цех. Цвет планировался черный, но в последний момент рама получила белый цвет с голубоватым отливом. После черного Конандейла сидя на Белом я вообще не чувствую разницы, как будто душа моего старого друга переселилась в это произведение технической мысли.
    На Гэндальфа любопытствующим можно посмотреть здесь http://forum.velomania.ru/showthread.php?t=88854, а мы пойдем дальше.

    Глава девятая. Реальное и воображаемое.

    Вне путешествий я мало езжу на велосипеде, в основном, чтоб поддержать форму. Когда впереди нет бескрайности времени и пространства мне скучновато запрягать своего друга, вот и стоит он молчаливо либо у меня на даче, либо в квартире. Он, в отличие от меня – совершенство, реализация моих грез, и способностей Энжелу не занимать. Однако сам по себе он душой не обладает, это мое воображение вдыхает в него жизнь. С воображением же у меня не простые отношения – очень трудно бывает отличить реальность от вымысла, я даже встречал людей, которые верили в собственное вранье. Для того чтобы сказать, что это было, мне нужны реальные подтверждения, иначе я отношу явление к разряду неопознанных явлений. Так было с Алтайскими духами, от которых в какой-то момент я получил сильнейший психологический прессинг. Было ли это игрой воображения, не знаю. Совсем другое дело, когда получаешь подтверждение, так было в случае с одним знакомым мне человеком, назовем его Николай. Его жена серьезно заболела, я уж не помню чем, но после второй операции я попросил Николая, чтобы мы вместе съездили к его жене (назовем ее Еленой) в больницу. Совершенно не понимаю, что мною тогда руководило, но в любом случае мне отказали, а я не стал настаивать. Была третья или четвертая операция, когда Николай позвонил мне сам, и мы поехали. У Николая уже почти не оставалось надежды – дела обстояли совсем плохо. В палате лежала неузнаваемая Елена вся истыканная трубками. На какой-то момент Николай вышел, и мы остались одни. Тогда все и произошло. Это чувство запомнилось очень ясно – через меня что-то прошло, что-то очень теплое и светлое. Длилось это секунду-две и все. Вернулся Николай, и мы уехали. На следующий день он позвонил и сказал, что операция прошла успешно, а еще через неделю Елену выписали из больницы. На эту тему мы никогда с Николаем не говорили, но мы знали, то, что знали.
    Этот яркий пример не только подтверждает, что это не игра воображения, но что еще важнее, ясно дал мне понять, насколько сложнее мир моих, да и вообще любых наших представлений о нем. Этот случай я никогда не приписывал к своим, каким-то уникальным способностям, это был урок лично мне, и избавление от страданий близким мне людям. Какое это все имеет отношение к путешествиям. Догадайтесь.

    Глава десятая. Оборудование. Часть первая.


    Те, кому не интересен технический аспект в путешествиях, могут эту главу спокойно пропустить, кому интересно – велком.
    Туристическое оборудование весьма разнообразно, поэтому я буду говорить только о том оборудовании, которое я подобрал именно под себя. На сегодняшний день я имею лучшие девайсы для этого. Я помню у меня была попытка путешествия с одним велосипедистом из Франции. Мы разошлись на третий день, настолько была большая разница в наших стилях и оборудовании. Мировоззрение француза было далеко от странничества, он был чистой воды спортсмен, заточенный на результат.
    Постараюсь написать обо всем обстоятельно, будут включены не только мои характеристики туристического оборудования, но и методы его обслуживания.

    1. Сумки. Ооо! С этими девайсами у меня связана длинная история, рассказывать не буду, потому что длинная. Сейчас использую фирменные гидромешки BASK объемом 40 литров каждый, из непробиваемого материала. Крепление на багажник и каркас взял от убитых в сезон велосумок Deuter. Крепления очень удобные и прочные, но есть нюанс – на багажнике они должны защелкиваться жестко, без люфта. К велоштанам отношусь резко отрицательно, считаю их пережитком прошлого. По конструкции их сложно сделать абсолютно водонепроницаемые – характеристика для меня чрезвычайно важная, крайне неудобно крепить к багажнику, на котором сумки как попало болтаются.

    2. Палатка. Трио из палатки, спальника и коврика – вещи, составляющие единое целое и на которых экономить или подобрать их безграмотно никак нельзя. Цена в этих вопросах у меня всегда уходила на второй план. Очень долго проходил с палаткой фирмы «Marmot» и должен сказать, что все что было, а было многое, вещей этой знаменитой в альпинистских кругах фирмы, вызывало у меня восхищение своей продуманностью, надежностью и долговечностью. Однако когда пришло время покупать новую палатку, мне на глаза попалась палатка фирмы Vaude, модель Hogan Ultralight Argon. Я буквально обалдел от ее качества, кстати, намного более высокого, чем у ее чуть более дешевого собрата Hogan Ultralight. Палатка весит реальные 1,5 килограмма и занимает в собранном виде мало места, да и в разобранном тоже. Из доработок, добавил короткую дугу на дно палатки, чтобы иметь возможность устанавливать ее без колышков. Единственный недостаток – коротковата для моих 186 см. роста. Палатка для двух человек будет тесновата, но для одного самый раз. Тамбур только чтобы расположить в нем обувь, но вредную привычку оставлять вещи в тамбуре я довольно рано оставил. В походе основное обслуживание палатки сводится к регулярному и тщательному ее встряхиванию, причем с обязательным выворачиванием. Дно палатки изнашивается в основном именно из-за *****а. Если палатка сворачивается сырой, при первой же возможности просушите ее, таким образом вы избежите неприятного запаха. Один, два раза за три месяца похода стираю палатку обычным шампунем. Тент не стираю.

    3. Спальник. Начинал с синтепонового трепья, годного разве что для Крымских покатушек. Когда вопрос встал серьезно, по совету одного хорошего человека, альпиниста и владельца магазина, был куплен пуховый Marmot, который прослужил мне верой и правдой семь лет. При правильном уходе пуховые спальники топ класса очень надежны. Мой спальник позволял мне путешествовать без угрозы для здоровья и комфорта практически круглогодично. Когда в августе я забрался на высоту более четырех километров (Эльбрус), ночью температура упала ниже минус десяти градусов. Такая же ситуация была на Тянь-Шане. Сейчас у меня Салевовский спальник Diadem Pro 600 с добавленным из Мармота пухом, в результате вес превысил два килограмма, ну а теплоизоляция на уровне лучших Арктических. У спальника отличная влагозащита (мембранная ткань), удобный кокон. Обслуживание: тщательное встряхивание, спальник должен быть всегда сухим, перед походом брызгал мембранной пропиткой. Стирал только специальными средствами – раз в три года. Хранить только в расправленном виде.

    4. Коврик. Надежнее полипропиленового коврика (пенка) найти что-нибудь трудно. Однако все же перешел на самонадувной. Благодаря его отличным теплоизолирующим свойствам я вполне могу путешествовать до середины ноября. Какой бы ни был теплый у вас спальник, без хорошего коврика вы замерзните как цуцик. К тому же компактность самонадувного коврика позволила убрать его в сумку, освободив верхнюю площадку багажника под солнечную батарею. Самонадувные намного комфортнее, чем его пенные собратья. Обслуживать их особо не нужно, так, постирать иногда, да дырочку заклеить, если что. Клеил обычным суперклеем – капля на ранение и все. Сложнее бывало найти отверстие, нужен спокойный водоем. Коврик максимально надуваем, а в воде, как следует его сжимаем руками, чтобы увеличить давление воздуха – ищем пузырки. Таким образом, я находил мельчайшие отверстия. Хранить коврик желательно в расправленном виде. К недостаткам отнесу несколько больший вес (у меня суперлайтовая серия Termarest весит 450 гр.), и дыроколючесть. В общем, вещь для продвинутых пользователей.

    Палатка и коврик в свернутом виде.
    Внимание! Поправка в связи с утратой коврика. Разошелся внутренний слой и коврик попросту вспучило. О таких случаях я не читал, основным недостатком считалась дыронеустойчивость, которая легко лечится, но вот с такой проблемой ничего поделать нельзя - коврик был выброшен. Возможно это очень частный случай (часто стирал, пару раз даже в соленой воде). Коврик прошел 5 месяцев похода.
    2011.Байкал. 105.jpg

    Оборудование. Часть вторая.

    5. Горелка. После мучений с газом, которые заключались в поиске нужных баллонов, обратил я свой взгляд на мультитопливные горелки. Десять лет назад особого выбора не было, и купил я себе горелку фирмы Colleman. Было мне счастье полные велотрусы, так как бензин водился повсюду, а горелка работала на редкость хорошо. Так было, пока в один не прекрасный момент не забился генератор. Забился он понятное дело от бензина рашинкачества, а произошло это в прекрасной, но несколько диковатой в плане запасных генераторов к моей горелки стране – Румынии. Сделанный мною тогда самодельный генератор из металлического стержня авторучки прослужил долго, но такой неожиданный отказ работы мне не понравился и я затаил обиду. Расквитался я через пару лет, прикупив в Альпиндустрии горелочку легендарной фирмы Primus, модель называлась OmniFuel и хожу я с ней во все походы до сих пор. Конструкция генератора в OmniFuel иная, чем в Coleman, а именно прямой, полностью разборный. Кстати в Coleman я научился продлевать службу генератора в разы, для этого достаточно его периодически простукивать, чтобы сажа отходила от внутренней части гнутой трубки. OmniFuel прекрасная горелка и особого обслуживания не требует. Иногда почистить генератор, смазать насос. Из доработок: под поджигатель была вставлена сеточка от динамика пищалки, чтобы он не раскрашивался, по случаю был заменен насос на более высокотехнологичный от Kovea. Эксплуатировать можно с любым бензином и даже топливом, но предпочтение нужно отдавать низкоактановому 76 или 80. С газом работает не плохо, но пользовался этой возможностью крайне редко. Закончив работу нельзя оставлять регулятор подачи топлива (который на генераторе) закрытым. Если прогреть генератор вначале спиртовой таблеткой, то горелка поджигается сразу, не коптя.


    6. Посуда. Очень удобная была посуда в виде герметичных контейнеров, но попалась по случаю, не дорого, титановая made in Japan, ее и прикупил. Ложка тож титан.

    7. Инструмент. Как основной использовал инструмент фирмы Leatherman модель Surge. Инструмент отличный, но тяжелый (355 гр.), с появлением самодельного инструмента под биты и лобзики, от Surge отказался, заменив его на минималистичный и легкий (150 гр.) Leatherman Sceletool. В подборе инструмента важно, чтобы он полностью подходил под ваши задачи, чтобы не получилось, что среди кучи инструмента вам не хватает нужной отвертки, в этом плане все должно быть тщательно продумано.

    8. Тент. Шил и шью для себя сам, места почти не занимает, вес меньше 100гр., а широта применения невообразима и ограничить ее может только ваша фантазия. Хотите, можно использовать как обычное укрытие от дождя, хотите, ловите крокодила. Размер моего тента – 1.5 на 2.3 метра. Обслуживания никакого.
    9. Бурдюк для воды Camel Back. Не только хранит воду, но и благодаря чехлу из аэрокосмического материала отлично сохраняет температуру содержимого. В казахстанской пустыне при плюс сорока в тени, вода оставалась прохладной три часа и более. Иногда использовал в качестве походного душа – два литра чтобы помыться – более чем.

    10. Фонарик. Использую Petzl модель Zipka Plus с ниткой. Очень удобный, компактный и легкий, батарейки были заменены на литиевый аккумулятор, стало вообще удобно.

    11. Одежда. То, что на мне, обычно покупается в секондхенде – дешево, сердито и удобно – купил, выбросил, купил что-то более подходящее. В секондхендах я покупал более теплую одежду осенью, чтобы не таскать ее летом. Найти можно все. Высокотехнологичную одежду правильных брендов в секонде взять сложно, брал в магазе на распродаже. Куртка с мебраной, брюки непрокусайки, флисовая куртка от Mountain Hard Wear. Про одежу вроде все.
    12. Чехлы. Удобная штука чехол и вещи в нужной сохранности и доставать удобно, распределив вещи по группам и надписав каждый чехол соответственно. Под продукты я себе сшил отдельную сумку – достал и все продукты под рукой.
    13. Про электронику как-нибудь в следующий раз, а про солнечную батарею тут http://forum.velomania.ru/showthread.php?t=89660

    Глава одиннадцатая. Как-то раз.

    Как-то раз нашел я в рыбацком домике пакет с картошкой, да и забрал его, что думаю, пропадет еще. Отъехал километров двадцать и приземлился. Рядом Байкал шумит, деревья кудрявые, отдыхающие… тоже шумят. С утреца пошел купаться, а чтоб байкальские мыши меня не объели, подвесил пакет с продуктами на дерево. Возвращаюсь назад, стоит корова и доедает содержимое моего пакета, глаза такие мутные, как после литра текилы у мексиканца. Вот, подумалось мне, нечего брать чужое, а коров я с тех пор называю большими маусами.

    Как-то раз я и Штефан (про него будет целая глава) не доели банку сгущенки, чтоб байкальские маусы в нее не залезли, мы ее целлофаном обернули и в велодержатель заправили.
    Ночью пришли маусы и начали кататься по тенту палатки – мышь разбегается и хренак по тенту вверх, а потом скааатывается. Один маус промахнулся и влетел под дно палатки, я тут же сделал из него отбивную и выбросил наружу, в назидание другим. Назидание мыши не заметили, видимо зрение плохое, но сгущенку унюхали, ибо на утро мы обнаружили целлофан снятым, а в банке мелкие фекалии явно мышиного происхождения. Сама сгущенка тронута не была. Для меня до сих пор загадка, как мыши это проделали.

    Как-то раз ехали мы со Штефаном по такой дороге, что ни одного продуктового магазина по пути не встретили. Особенно хотелось почему-то тушенки, мы поставили палатки в лесу, а я сказал Штефану, что пойду искать тушенку, а он пускай чай готовит. Так и порешили. Тушенку я правда не нашел, видимо не сезон и еще не созрела, но принес пакет с конфетами и большой апельсин, который мы тут же поделили и съели.

    Как-то раз на Алтае пошел я руки мыть, воды набрать, да и нашел в воде бутылку красного, крепленого. Обрадовался и полбутылки внутренне реализовал. А тут звезды Алтайские выбежали, да давай по небу абракадабры устраивать. Прицепилась ко мне какая-то шельма, руки ноги у меня задвигались, как бы через силу. Еле отвязался, сижу и думаю, может грибов каких в вино подсыпали?

    Как-то раз на Алтае отдыхаю я у Валеры-пасечника (про него тоже будет) вижу, хромает мимо незнакомец, пригляделся, а это Палыч – морда расквашенная, одежа не его. Подходит, рассказывает. Был в гостях у местных, скорешились не разлей вода, неделю пили ( денежки Палыча пропивали), а когда допились до помутнения в мозгу, кто-то дал Палычу спросонья в ухо, Палыч ответил, и тогда пронеслось – «Наших бьють!» и Палычу попало. Потом местные долго извинялись и носили подарки, только Палыч в гости больше к местным не ходил.

    Как-то раз возле границы с Монголией организовали мы лагерь. Мы, это я, Штефан и Франц. У Франца был мотоцикл и поэтому палатка была у него самая большая, в ней-то мы и сидели, когда к нам постучали. Пришел пастух и предложил молока и всего такого. Молоко мы выпили утром, а все такое так и не пришло, наверное, заблудилось. Франц еще рассказывал, какое чудесное у него было все такое на Украине. Ну было и было, быльем поросло.

    Глава двенадцатая. Некоторые аспекты путешествий.

    Когда путешествуешь много, долго, на длинные расстояния, всякое может случиться. Меня часто спрашивают, вожу ли я с собой оружие, ну там пистолет или хотя бы баллончик. Нет, не вожу. Смысл? Мне вспоминается случай в Керчи. Заехал я в Керчь, закупил продуктов кучу, винца крымского замечтательного, и расположился под вечер в парке возле моря. Поел, выпил, и так мне показалось в этом месте хорошо, что решил я переночевать прямо в парке, просто разложив пенку, в общем бомжануть. Посреди ночи будят. Патруль, проверка документов. Человек пять-шесть, спросонья не разберу что к чему – показываю документы, тут смотрю, один полез в сумку, на предмет наркотиков, объясняет. Тут до меня допирает, что не плохо бы спросить документы у незваных гостей и спрашиваю. В ответ мне в лицо летит кулак и мне приходится вспомнить уже, кажется, забытые навыки боксерства. Если бы при мне тогда был бы пистолет, кого-нибудь я точно бы уложил – такова была ярость. Ребята разбежались и ладно, я собрал вещи и уехал. Правда, потом я обнаружил пропажу нескольких вещей, но не шибко ценных.
    Несколько опасных случаев было на Алтае, один особенно запомнился. Под Тюнгуром обгоняет разбитый в дрызг «Москвич», притормаживает передо мной, выходят двое, у одного обрез. Переговоры длятся минут пять (может не пять – кто засекал?), деньги типа у меня есть, но самому нужны, может подкинете? Малыш, сидящий в машине, кричит двум здоровым дядькам: «Что вы к нему (то есть ко мне) пристали, видите, у него денег нет, поехали». И дядьки эти, как паиньки залазят в тачку, и больше я их не видел. А был бы у меня пистоль? А вдруг в обрезе у дядьки патроны и стреляет он лучше меня? Разъехались, и слава богу.
    Главное в таких ситуациях не испугаться, и не виду не показать, а реально не испугаться. Страх эти черти чувствуют носом, и уловки вам не помогут. И надо сказать, что ярость не лучший выход, потому что мне приходилось встречаться с такими ребятами, которые об мою ярость зажгли бы спичку, да и только. Я сидел на Кавказе с двумя бандюгами, один резал сало ножом с лезвием сантиметров тридцать – кусок рессоры. Жрачку и самогон они принесли с собой. Он резал и рассказывал случаи из своей тюремной жизни. Изрядно наклюкавшись, тот что помоложе, объяснил мне, что пришли они меня пощипать (что он имел в виду под этим словом, в точности я не понял), но «..парень, ты оказался свой, ничего не боишься». «Ничего не боишься» он повторил несколько раз. А я действительно не боялся, но не потому что очень храбрый, а потому что выработал практику, что если от тебя ничего не зависит, нужно попросту расслабиться. Как я этого достигаю, честно говоря, понятия не имею, но выручало это свойство постоянно. В расслабленном состоянии отлично работают мозги, это я еще в школе заметил: когда не выучишь уроки, лучше не пытаться что-то запомнить из учебника, а полностью расслабиться и дать мыслительным процессам течь. Это не прокатывало только со стихами, их надо было учить, видимо, поэтому по литературе у меня всегда был трояк. А на Кавказе как-то была другая ситуация, куда пострашнее, как ноги унес до сих пор не понимаю.

    Глава тринадцатая. Об оборудовании – разъяснительная. Много о резине.

    Эту главу я решил написать, чтобы ответить на уже возникшие вопросы и упредить последующие. Мои рекомендации по оборудованию для велотуризма исходят из личного опыта, и он несомненно чрезвычайно богат, но, как не странно это богатство большинству обычных велотуристов может пригодиться далеко не всегда. Дело в том, что путешествующих на дальние расстояния не так уж и много, точнее совсем мало. Те, кто велопутешествует в течение короткого летнего отпуска, попросту не встречается с тем многообразием ситуаций, с которыми приходится сталкиваться мне. Кроме того, к оборудованию у меня серьезный подход и связано это не только с необходимостью, но и с тем удовольствием, которое я нахожу в подборе, совершенствовании и изготовлении полезных для походов вещей. Я вполне понимаю и принимаю точку зрения людей, которые не столь пристрастны в этом вопросе, однако не приемлю легкомысленного подхода – взял что попало и поехал, именно такой подход чреват неудачей.
    Мой опыт велотуризма в некоторой степени уникален, так как вобрал в себя многое из нашего, еще советского менталитета, но многое я перенял из опыта западных туристов, с некоторыми из которых мне посчастливилось даже попутешествовать. Этот сплав я считаю удачной находкой, потому что, вобрав все самое лучшее из обеих систем, удалось избавиться от многих недостатков, присущих им по отдельности.
    Несколько рекомендаций общего характера. Готовьтесь к поездке постепенно, не спеша, тщательно взвешивая каждое приобретение, спешка дорогого может стоить. Новое оборудование желательно проверить в испытательном походе, если такого оборудования много, так это просто необходимо сделать. Все оборудование должно соответствовать друг другу, скажем, если у вас теплый спальник до минус пятнадцати градусов, то коврик также должен держать такую температуру и даже большую, иначе смысла носить более тяжелый теплый спальник нет. Каждая вещь должна иметь свое место, как в сумке, так и в лагере, тем самым вы сэкономите немало времени на сборы, обеспечите их лучшую сохранность, и к тому же привычка класть вещи на свои места может не раз спасти вас от забывчивости. В походе тщательно следите за состоянием оборудования, не давайте малейшего повода ему раз******ся – чините при малейшей возможности. Некоторые думают, что быстрые сборы являются показателем хорошей туристической подготовки. Уметь быстро собираться действительно необходимо, и это требует тренировки, но в настоящем процессе лучше это делать медленно, и уж конечно спешка неуместна в любых случаях. Я собираюсь с утра по два-три часа и не считаю это время потерянным, за это время организм окончательно просыпается естественным образом, без всякой принудиловки, успевает просохнуть от утренней сырости палатка, да и пищу принимать, только проснувшись как-то не очень. Утренние сборы в спешке (вещи в рюкзак, кашу в желудок) для меня неприемлемы. К тому же с чисто философской точки зрения, время, в котором вы спешите, вычеркивается из вашей жизни. Сборы можно сделать вполне приятным занятием сродни медитации.
    Теперь попытаюсь ответить на вопросы, которые вызывали наибольший интерес, как в моих темах, так и в темах других авторов. Прежде всего, о резине. Должен сказать, что здесь я выработал свою, ни разу ни у кого не встречаемую стратегию. Раньше, как и большинство велотуристов, я ставил одинаковую резину спереди и сзади. Это, в общем удобно – износилась задняя покрышка, поставил ее на перед, а переднюю назад и в дамках. Но таскать с собой запасную резину все равно надо (я беру легкий кевларовый слик) и если ресурса задней резины не хватит, ее всегда можно заменить, а запасную купить по случаю. Ресурс передней резины безграничен в сравнении с задней, в общем, мне стало выгоднее переднюю покрышку вообще не менять, а заднюю подбирать, чтобы ее хватало на все мое путешествие (мой пробег от 6 до 10 тыс. км.). Таким образом я избавился от скопления недоношенной резины и кроме того это позволило ставить на колеса, имеющие кстати разные обода, разную резину – спереди узкий слик (1.2), сзади более широкий (1.5 и даже 1.75).
    На слики я перешел как только они стали доступны, еще в 1997 году, когда столкнулся с тем, что шипастая резина по асфальту не только хуже катит, но и нещадно изнашивается. Ресурс в 2-3 и даже 5 тысяч километров меня явно не устраивал, вот тогда слики и подвернулись. Я помню, что совершенно лысый слик Панарейсер настоящего японского производства прошел на заднем колесе 12 тысяч и каши еще не просил – колоться стал сильно. Конечно, не все слики на такое способны, но все же их пробег значительно превышает пробег своих зубастых собратьев. Очень хороша для туризма резина с так называемым дорожным рисунком, и я бы рекомендовал приглядеться к продукции немецкой фирмы Швабл серии Марафон. В этой серии есть специальная туристическая модель ХС, но ее ресурс в 20 тысяч мне, по правде говоря, пока не нужен, если вы не собираетесь штурмовать кругосветку, вполне подойдут городские модели этой серии.
    При выборе резины важно, чтобы посадочное место – корд, было максимально прочное. Я неоднократно сталкивался с тем, что приходилось выбрасывать недоношенную покрышку из-за прорванного корда или убитых боковин. Кстати, боковины убиваются из-за того, что вы ставите узкую резину на широкий обод. Ставьте, но помните, что скакать по камням на таких колесах противопоказано. Корд может рвать по причине износа обода. Дорожка обода, с которой соприкасается корд может превратиться в настоящий абразив и тогда единственное, что можно сделать, либо обод заменить, либо, зачистив дорожку наждачкой, обмотать ее изолентой.

    Как ни странно, о гофрах, а именно о защите ног амортизационной вилки. Вопросов по этому поводу возникало не мало, и я даже устал объяснять, что если вам не нужна надежная работа вилки, то и не заморачивайтесь, но помните, что в таком разе вилочка может пройти и 30-40 тысяч километров, а может и десятки не набрать, и стоимость, качество, модель здесь большой роли не играет. О гофре, как ее грамотно устроить, я писал в теме про Гэндельфа, ссылка выше, повторяться не буду.
    Трансмиссия. Увы, увы, увы. Проблема, так мною и не решенная, есть даже идея сделать турбайк с приводным валом вместо цепи, но это пока недосягаемо ни в плане технологий (Ну не Рапид же), ни в плане финансов (спонсоры, Ау!). Сейчас все Шимано, приглядываюсь к цепям Кампы, но пока соотношение цена-ресурс шимановских цепей мне заметно выгодней – могу доставать по стоковым ценам. Цепи беру не ниже ХТ. В походе тщательно слежу за чистотой трансмиссии, нашел чистую тряпку на дороге – протер ею цепь и звезды. Смазка каждый день по капле в каждое звено – хороший повод отдохнуть от дороги. С собой беру одну цепь в запас и меняю через трешку, через еще пятерку ставлю ее обратно. Кассеты ХТ на десятку вполне хватает и даже больше – не дотаскиваю. Передние звезды два сезона выдерживают. Переключатель передач – старый ХТР – серый, матовый, лучшее, что может быть, достанете – ваше счастье.
    И пока последнее. О запасных частях. Я думаю, что именно брать с собой в поход из запасных частей, во многом зависит от вашей квалификации как механика. У меня она достаточно высокая, поэтому, не считая расходников (цепь, тормозные колодки, покрышка), я беру с собой только три спицы (ни разу не понадобились, но мало ли) и немного винтиков-шпунтиков. Так же беру с собой небольшое количество высококачественной консистентной смазки – вот уж на чем смешно экономить. В походе после серьезных помоек некоторые детали нуждаются в чистке и смазке. У меня, например, это узел трещотки и нижний ролик переключателя. Что бы не везти лишнее и не забыть взять нужное, свою технику необходимо знать получше своих пальцев.
    Так же не нужно забывать, что не в безвоздушном пространстве мы живем. В крупных городах из запчастей можно многое купить, можно получить через проводников поездов, договориться с дальнобойщиками. Я еще не встречал велосипедистов, которые бы уходили в действительный автоном более чем на неделю.

    Глава четырнадцатая. Преграды.

    Возможно, найдется читатель, который, ознакомившись с главами сего «романа», решит, что мои путешествия сплошь приключения и эзотерика. Это, конечно, не так. Просто за годы (если сложить мои месяцы странствий, то получатся именно годы), проведенные в дорогах, много что случалось, но в каждом конкретном путешествии каких-то экстремальных ситуаций крайне мало. И это хорошо. Мало того, многие нехорошие ситуации, случавшиеся со мной, подсказывали, что мое духовное здоровье и психика еще не в порядке.
    Психика человека чрезвычайно сложное и тонкое дело. Прочитанные труды Юнга не пропали для меня даром, а ведь Юнг был не только великим психолгом-практиком, но и мистиком. Я думаю, в такой запутанной области как психология без мистики не обойтись. То, что мы о себе думаем, составляет лишь часть того, что мы из себя представляем, и реакция окружающих вас людей на вас вполне может стать зеркалом, в котором вы увидите скрытое – ваше отражение. Мистическая сторона вещей еще более объемна, чем реальная, и именно человеческая психика образует эту сторону – эту другую реальность. В повседневной жизни мы очень невнимательны именно к важным вещам, сосредоточившись на делах мелких, сиюминутных. В странствиях гораздо больше возможностей для того, что бы сосредоточиться на главном. Однако есть к тому множество преград. Примерно месяц моего путешествия тратится на то, чтобы очистить организм и сознание от накопившейся в них скверны. Этот месяц я считаю техническим, и ни о каком эзотерическом восприятии мира не может быть и речи. Плоды очищения заметны сразу – тело становится послушным твоим орудием, такое ощущение, что меняется его состав – после такого изменения дезодоранты вам больше не потребуются. В плане сознания, как пример, перестаешь к людям относиться дифференцировано. Это не значит, что ты надеваешь розовые очки и все братья и сестры, нет, но если и не полностью, то все же во многом перестаешь думать о человеке, как о выгодном приобретении, а сам человек предстает не плоской картинкой характеристик, а в объеме полного присутствия.
    Есть еще одна преграда – деньги. Необходимость их понятна, и без какого-то их количества нахождение в человеческом обществе почти невозможно. Деньги являются нашей защитой почти в любой ситуации, но эта же защита воздвигает порой непреодолимую стену между нами и другим миром, а если идти дальше, то наше отношение к деньгам (не только оно, конечно) делит мир на Я и Все остальное. Однажды Валера-пасечник рассказал мне историю про бомжа с деньгами. Ходил этот бомж по всей стране, и хоть был вида бомжового, денежки у него водились (неизвестно откуда). Ходил он, значится, ходил и доходился до Замульты, где и попал в лапы к Валере. Узнал Валера про деньги и сказал: что ты, мол, с деньгами ходишь, с деньгами ты ничего не увидишь, давай твои деньги пропьем и ступай себе дальше. Не знаю, пропили ли они эти деньги. Зная Валеру, скорей всего пропили. Но мне слова «с деньгами ты ничего не увидишь» цепко въелись в душу. В принципе я уже это знал, но это еще не оформилось вербально. Я могу сказать, что когда денег мало или почти нет, восприятие, внимание обостряются многократно. Я не могу без помощи денег рассчитывать на многие вещи, я не могу игнорировать многие внешние посылы. Моя «кожа» становится крайне тонка. Конечно, деньги открывают многое такое, что без них невозможно, но нужно ли мне это, и какова цена? Деньги обладают еще одной неприятной особенностью – трудно устоять от их искушения. И что бы я сейчас ни говорил, кто знает, как бы я себя вел, предложи мне судьба или кто-то еще энную сумму денег.
    Преграды. Их множество, их легион и почти все они внутри нас. Наши амбиции, лень, жадность… Я рассказал о тех из них, которые кажутся наименее очевидны, а список вы можете пополнить сами, и наше Я будет во главе этого списка, и пока оно не растворится в полном принятии мира, как единого целого, можно ли понимать и любить по настоящему, право не знаю.

    Глава пятнадцатая. Алтай. Начало.

    Первое путешествие на Байкал я предпринял в 2003 году. Правда на Байкал я вовсе не собирался, а собирался доехать до Горного Алтая и там покуролесить, как я куролесил за два года до этого по Румынским Карпатам. Эх! Есть там на что посмотреть! И вот еду я до Алтая и почти месяц мучаюсь, потому что две недели шел в сплошных дождях, а потом пошли оводы да комары, которые кучей гонялись за мной до самого Новосибирска. С Новосибирска начало отпускать, и в Алтай я вторгся вполне созревшим, чтобы осязать его необыкновенную красоту. Я тут же познакомился с довольно интересным человеком с весьма авантюрным прошлым, звали его Саша, и заведовал он велопрокатом на турбазе Катунь. Я пробыл там несколько дней, отдохнул, привел все в порядок, мы с Сашей даже скатались на какие-то там озера. Попутно я впитал необходимые для дальнейшего путешествия по Алтаю знания, а гидом для меня стал человек, который прошел весь Алтай вдоль и поперек. Повезло мне, в общем. Въехал я в турбазу полным ослом по части алтаеведенья, а выехал напичканный информацией выше крыши.
    И вот еду я по Алтаю и одолевает меня жадность – кругом красотища, а с собой не утащишь, память и всякая там техника, это ж жалкое подобие того, что предстоит воочию. Ругался ли я матом на тщетность человеческой жизни? Конэшно.
    Добрался я до Уймонской долины, ну и до музея Рерихов докатил. Там, в его библиотеке, возможно, и сейчас есть оставленный мной томик Блэйка. А до этого, в Мульте, околя магазина, встретил я Валеру-пасечника. Был он в стельку пьян, обладал незаурядной бородой и харизмой сродни Чегиварской. Я был приглашен в гости, нет, не в гости, потому что гостей у Валеры не было, все чувствовали себя как дома и даже лучше. Я тоже себя так почувствовал ,и вместо одного, максимум двух дней, пробыл там две недели. Жили абсолютно свободно, каждый давал, сколько хотел, тем не менее, еды и выпивки всегда было вдоволь. Хозяйкой дома являлась Ольга – жена Валеры, который за глаза и в глаза называл ее ведьмой, а она на это нисколько не обижалась. Бесполезное это занятие – обижаться на Валеру.
    Какие-то люди приезжали, какие-то уезжали, причем пестрота личностей поражала. Был там и Палыч, который на самом деле не Палыч, работал он звукорежиссером в Новосибе, а здесь собирал грибы, жарил и под это ловил медитацию. Еще якшался с местными. Был там блюзмен с женой, детьми энд компанией. С ними я ходил в горы, где подхватил немало эзотерики, а на обратном пути что-то типа местного гриппа, который быстро и успешно вылечил алкоголем. Была там какая-то киногруппа из Москвы, ходили снимать попа на Белуху. Валера над ними посмеивался, а попа называл словом не вполне цензурным. Валеру тоже снимали. Он вжился в роль старообрядца. Был он вылитый старообрядец, да, правда, такие вымерли лет сто тому назад.
    В доме у Валеры и Ольги было полно всякой продвинутой литературы, но читать было некогда, с утра я вылазил на веранду и слезть с нее уже не мог, ну разве что по нужде и мелким хозяйственным делам. Музыки тоже было навалом, как в консервах, так и живой. Блюзмен пел редко, чаще Валера доставал какие-то людоедские инструменты и на них играл. Собака иногда ловила от этой игры кайф, у меня есть даже этому документальное подтверждение. Много трепались, иногда до философских высот. Я сидел на веранде, вокруг росла анаша выше человеческого роста, а солнце то поднималось, то падало, и хотелось, чтобы это продолжалось вечно. Но тщетна человеческая жизнь. Какая-то пружина во мне сжималась и выпрямилась – я почувствовал, что пора уезжать и уехал.
    Продолжение следует.

    На веранде. Ольга, Валера и небезызвестный Тэник.

    Глава шестнадцатая. Совсем немного.… О Любви.

    Да, я уехал из места, где я любил и меня любили. Как уехал от тех немецких девчонок, я до сих пор ясно вижу удивленные глаза Саши Тибелиус и вопрос – «Почему?». Да разве ж я знаю? Но видимо тем и отличается настоящий путешественник от командировочника, что есть в нем какая-то тайная пружина, заставляющая вовремя уходить. Да я уехал из мест, где я любил, но любил ли я? Нет, потому что продолжаю любить и те места, и те события и тех людей. Я не понимаю, как можно ставить слово любовь в прошедшем времени, это что, значит можно разлюбить? Не верю. Настоящая любовь не иссякает, и пусть в обычной жизни она горит тихой лампадой, она все равно горит, а если погаснет.… Помните у Пастернака – «Свеча горела…» - это о любви.
    Об этом чувстве много сказано, но это больше чем чувство, это сама жизнь, вот почему, если любовь уходит, уходит и жизнь. Я, к счастью, никогда не испытывал такого ужаса, как уход любви, и возможно был даже этим избалован судьбою, хотя кто знает, что будущее нам готовит. Доживать свой век пустым внутри не хотелось бы.
    Я не из тех людей, которые ставят любовь на пьедестал, а потом чуть что ее от туда свергает. Мало того, мое понимание этого, слишком обросшего смыслами слова, сводится к любви ко всему – без предпочтений. Это чувство, видимо, мало кому присуще, и человеку кажется неприемлемым, ему важно, что бы любили именно его, выделяя из всех остальных. С какого перепугу, спрашиваю я вас?
    И вот еще что. Любовь и Свобода для меня едины, они не бывают один без другого, порознь это уже не Любовь и не Свобода, а обычная людская страсть и вседозволенность. Как писал Августин, – «Полюби, и делай, что хочешь». Святые слова святого человека.

    Глава семнадцатая. Алтай. Продолжение.

    Покинул я центр хиппарской подготовки и тут вспомнил, что бензинчика-то у меня и на сутки не хватит, пришлось поворачивать оглобли в противоположную от намеченного пути сторону. И километра я не проехал, как вижу, едет мне навстречу явно швейцарец, явно зовут его Штефан, а фамилия у него Суффер. Ну, честно говоря, это я узнал позже, а тогда я только понял, что это иностранец. По-русски он немного говорил, и мы решили ехать вместе до границы с Монголией, туда у Штефана была виза, да только не знал он еще, что через эту границу иностранцев не пропускают. Я, впрочем, тоже этого не знал. В общем поперлись.
    Не сказать, что мы подружились в один момент, но на третий или четвертый день, когда он должен был уйти в Монголию, мне уже было жалко с ним расставаться, и я, честно говоря, обрадовался, когда его не пустили. Не пустили еще одного иностранца, звали его Франц и ехал он на мотоцикле из Германии. На берегу небольшой речки мы разбили лагерь и долго беседовали у Франца в палатке, а потом еще долго валялись на улице разглядывая безумие Творца, передавшееся нам в виде щенячьего восторга (видимо та фигня, что Франк дал нам курнуть все же подействовала).
    На утро иностранцев не пустили в дикую, но симпатишную Монголию, Франц укатил на своем БМВ искать счастья на другой границе, а мы со Штефаном решили ехать вместе до Байкала. (Это я его уговорил. «Какая, блин, Монголия, если ты не был на Байкале» - говорил я ему, будто сам там сто раз побывал). Маршрутик у меня был заготовлен зверский и лежал через Улаган на Телецкое озеро. К этому моменту мы окончательно спелись. Мы удивительно подходили друг другу и до конца путешествия у нас не было не единого конфликта. Для взаимопонимания часто не нужно было никаких слов – достаточно взгляда. Как все, без исключения, мои друзья, подруги, жены (и даже дети втиснулись в эти ряды), он оказался по гороскопу огненным знаком, а именно львом и к тому же почти моим теской.
    Когда совершенно одуревшие от невообразимой красоты долины реки Чулышман мы спустились вниз, в ущелье, нас уже поджидала тепленькая компания то ли из Бийска, то ли Барнаула, ну и короче, мы у них застряли. Шашлык, водка, закуска. Святая троица русского гостеприимства на природе. Еще из ружья постреляли. Штефан попал, я нет. С утра, довольно рано, меня разбудил возглас – «Штефан, давай по стопарику!» Мужики уже (или еще) сидели за столом и разливали горячительное, бабы кухарили. С трудом покинув гостеприимных Барнаульцев (или Бийцев), мы поехали дальше, но через двадцать километров опять застряли. Шашлык, водка, закуска. Ружья не было, но зато на утро был бодун и мы со Штефаном решили больше ни на какие призывы не отзываться, делая вид, что мы глухие, да и к тому же слепые.
    Телецкое озеро мы переплыли на кораблике (ну не вплавь же), ожидая его почти сутки, что в общем-то не плохо, могли и трое суток прождать. А пока ждали, любовались долиной, озером, грелись от костра, а больше я думаю от той дружбы, которая зародилась в наших сердцах.


    Штефан Суффер

    Глава восемнадцатая. Странная.

    «Скромность тогда только добродетель, когда она естественна; если же она наиграна или вызвана строгим воспитанием, то это просто лицемерие». Эти слова из книги «История моей жизни» Джакомо Казановы напомнили мне, что лицемерить не стоит, а так как от природы даром скромности я не наделен, да и мало кто наделен, дар-то редкий, поэтому если есть у меня талант к путешествиям, так и пишу – есть, если наделен от природы незаурядным воображением, что же делать?
    Кстати, Джакомо Джираламо Казанова не зря к слову пришелся, вот ведь кто был великий путешественник, а так как, слава богу, тоже не обладал природной скромностью, то и книгу написал весьма, весьма интересную. Мне ее рекомендовала Марина Цветаева, а я рекомендую вам.
    От меня часто (ну, теперь не очень) требуют невозможных вещей – денег заработать, временем своим поделиться, понимать чьи-то глупости. Другие же могут. А что мне другие, я разве другой? Разве другие могут делать все то, что умею я? Мы, люди, очень недалекие существа, прекрасно видим, что кошка не способна говорить и не требуем этого от нее, но совершенно не разбираемся в свойствах человека, требуя от него то, что нам удобно, не поняв – а может ли он?
    Если бы я исполнял требования других, я бы конечно не мог путешествовать. Я бы не мог реализовывать свои свойства.
    И напоследок этой странной главы моя любимая притча о Чжуан-Цзы.
    Чжуан-цзы удил рыбу в реке Пушуй, а правитель Чу прислал к нему двух своих сановников с посланием, и в том послании говорилось: «Желаю возложить на Вас бремя государственных дел».
    Чжуан-цзы даже удочки из рук не выпустил и головы не повернул, а только сказал в ответ: «Я слыхал, что в Чу есть священная черепаха, которая умерла три тысячи лет тому назад. Правитель завернул ее в тонкий шелк, спрятал в ларец, а ларец тот поставил в своем храме предков. Что бы предпочла эта черепаха: быть мертвой, но чтобы поклонялись ее костям, или быть живой, даже если ей пришлось бы волочить свой хвост по грязи?»
    Оба сановника ответили: «Конечно, она предпочла бы быть живой, даже если ей пришлось бы волочить свой хвост по грязи».
    — Уходите прочь! — воскликнул Чжуан-цзы. — Я тоже буду волочить хвост по грязи!

    Глава девятнадцатая. Техническая. Еда и другое.

    Эту главу я хочу посветить некоторым техническим аспектам похода, а именно, питанию, организации лагеря, сборам, и так далее.
    Вначале о питании. Я совершенно не профи в этой области, тем не менее, за годы путешествий у меня выработался свой подход, как мне кажется эффективный. Поначалу, когда я ездил с деньгами (достаточно крупной суммой денег, чтоб многое себе позволить) питался я неважно, это происходило из-за того, что готовить самому было лениво, а деньги позволяли перекусить в забегаловках, уровень еды в которых был сильно различен. Кроме того трудно было придерживаться распорядка - бывало кафе могло вообще не попасться в течение дня. Ситуация поменялась с решением обходиться минимумом средств. Пришлось почти полностью отказаться от столь любимого мной мяса и в виде основы, включить в свой рацион каши. Чтобы увеличить их витаминную и питательную ценность добавляю изюм, курагу, чернослив плюс немного растительного масла. Продукты эти кроме того обладают хорошей хранимостью и я их обычно закупаю на неделю-две вперед. Иногда, для разнообразия, вместо кураги, изюма, добавляю в каши специи – обычные покупные в пакетиках.
    Свежие фрукты и овощи покупаю только в сезон, когда они дешевы и «настоящие», в несезонных подделках не вижу смысла. Многое дает просто дорога. Как я уже говорил, безденежье (малое их количество) сильно обостряет внимание, в результате замечаешь то, мимо чего раньше бы проехал: вишневое дерево в заброшенном саду, малина или земляника в лесу, оставленный кем-то пакет с огурцами…. Вариантов много, но они здорово могут разнообразить походное меню. К чаю и ли кофе (кофе только утром и только молотый) всегда покупаю мед, этот прекрасный продукт закупаю по килограмму или больше, как правило у пасечников. К чаю обычное печенье.
    В холодное время года, когда потребность в калориях резко возрастает, в рацион добавляю сало и водку. Водку пью только перед сном 50-100 гр.. Из алкоголя, хорошие вина, когда путешествую по югам. Пиво пью, но считаю это плохой привычкой.
    Готовлю три раза в день, утром и в обед каши, вечером какао с печеньем. Какао готовлю на сухом молоке, но в первый месяц, когда происходит основная перестройка организма, вместо молока использую либо детскую молочную смесь, либо смесь для качков – восстанавливающую. Воду всегда старался использовать не водопроводную – колодцы, родники. На Алтае во многих местах можно пить воду прямо из рек и озер.
    В холодное время года, когда сутки становятся короткими, перехожу на двухразовое питание, вместо обеда легкий перекус, вечером плотный ужин.
    К месту ночлега у меня ряд требований. Прежде всего, и это главное, оно должно быть безопасным, лучше всего, чтоб место было безлюдным, и незаметным со стороны. Часто приходилось пользоваться для этого лесополосой. Для меня также важным моментом является наличие водоема, чтобы иметь возможность помыться. При низких температурах мылся из бутылки с нагретой водой. В пустынях также выручал CamelBack.
    Прежде всего, устанавливаю палатку и все вещи, кроме необходимых для готовки еды, раскладываю в ней. На ночь ни одна вещь не остается снаружи, кроме сумки с едой, если есть угроза мышей. Не оставляю вещи в тамбуре. Велосипед раньше подкладывал частью под палатку и накрывал тентом, на колесо, которое торчало под дном палатки, устанавливал котелок – мертвого разбудит. Но с появлением на велосипеде сигнализации, тема об этом тут тактика изменилась, велосипед ставлю перед палаткой под тентом, колесо на замок, или возле дерева на замок, иногда даже без тента, если место хорошо закрыто от посторонних глаз.
    С утра, как я уже писал, собираюсь медленно, не спеша, тщательно складывая каждую вещь. В зависимости от погоды и состояния палатки тактика сбора разная. Главное, чтобы палатка была максимально сухая. В сумки вещи укладываю плотно, самые ненужные вниз. Каждая вещь имеет строго определенное место. У меня они сложены поблочно, в чехлах. Чехол – ГорТекс, чехол – полар, чехол – одежда и так далее. Сумки у меня абсолютно герметичные, так что сохранность амуниции не беспокоит.
    Бывали случаи, когда из палатки невозможно выйти по причине сильных дождей или комаров. Тогда все делается в палатке. Мысли об опасности разжигания бензиновой горелки в палатке приходится засунуть куда подальше – другого выхода просто нет. Прогревал генератор спиртовой таблеткой и поджигал, отработанную горелку выставлял быстро наружу. Иногда использовал способность моей горелки работать на газе. Конечно, нужно учесть, что у меня многолетняя практика эксплуатации бензиновой горелки, новичку я бы такое проделывать не советовал. В экстремальных случаях (чудовищный дождь и чудовищные комары) приходилось даже нужду справлять в палатке. В Сибири, где комаров было так много, что нечем дышать, я купил пачку целлофановых пакетов и справлял нужду в них. Два пакета для надежности, сделал дело, скрутил пакет и выбросил. К такому методу, как я потом выяснил, приходили многие. Менее цивилизованный метод – обрезанная пластиковая бутылка.
    Походы в магазины, когда путешествуешь в одиночку, становятся непростым занятием. На первое место опять же встает безопасность, и магазины выбираются по этому принципу. Конечно, велосипед ставится на замок и сигнализацию, из магазина он должен хорошо просматриваться. В городах выручают рынки, там из продуктов можно купить все, причем дешевле, чем в магазине, а велик тащишь везде с собой. И все-таки в походе довольно часто приходится рисковать и упускать велосипед из виду. После установки сигнализации эта проблема резко уменьшилась – главное не отходить слишком далеко.
    Очень важна в походе самодисциплина, у меня она железная – никакой расхлябанности и лени, все, что можно сделать сейчас, делается сейчас. В путешествиях мною это достигается легко, в мирской жизни – никак.
    Если есть вопросы – задавайте.

    Глава двадцатая.

    Ехали мы, ехали и наконец… Мы, это я и Штефан, а доехали мы до озера Байкал, хотя озером это произведение божественной мысли, язык не поворачивается назвать. На Алтае мы одурели, а здесь припухли окончательно, а чтоб эту припухлость как-то отметить, решили мы в первом же прибайкальском магазине купить тортище, чтобы сделав чай на байкальской водичке покайфовать всласть. Но не получилось. И виной тому было не состояние дефицита на торты, торты-то как раз были, причем разнообразных размеров и конфигураций, а полное к ним невнимание. Внимание же наше отвлекла витрина с винно-водочными изделиями, и мы не сговариваясь вперли свои взгляды в красавицу-бутылку Байкальской водки. Бутылка была куплена, а к ней энное количество закуски, в том числе достославный омуль, не помню какого копчения.
    Мы уселись на берегу и под аккомпанемент волн приступили к празднеству. Решено было не напиваться, для чего сделали пальцем отметину в треть бутылки, потом пол, потом не помню, но бутылка каким-то образом оказалась пустая. Ей богу непонятно как, потому что мы ни в одном глазу.
    Так началось наше Байкальское путешествие, а закончилось оно на полуострове Святой Нос, где мы пробрались в живописнейшую бухту и там до полуночи сидели у воды, мечтая о невозможном. Я помню, хотел купить на Нобелевскую премию по литературе (книжек я никогда не писал) остров, который уютно расположился посреди бухты, там построить большой дом и проводить в этом доме бьеннале, неважно в какой области. Штефан что-то бурчал про Монголию, но эта его мечта осуществилась через три года.
    Назад мы возвращались на поезде, на поезде, на поезде. У Штефана я много чему научился, а он учился просто поразительно быстро. К концу путешествия он перенял у меня все лучшие навыки. Да, это было удивительное совпадение, хотя по всем признакам все было подстроено. Кем? Да кто ж Его видел.
    Штефан приехал в Москву через три года со своей подругой Мелиндой, чтобы добравшись транспортом до Магадана (опять Магадан!), начать оттуда путешествие в Монголию. В Монголии они пробыли почти год и вернулись в Швейцарию. Пока от них ничего не слышно. Эх, небось, женился!
    У меня же состоялось второе путешествие Алтай - Байкал, потом Алтай - Республики Востока (Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан), потом Волга – Кавказ-Крым, потом еще раз Волга-Кавказ-Крым, потом неудачная попытка на Байкал, потом Украина и опять Крым, потом Южный Кавказ-Крым. Во всех этих путешествиях было столько всего, что память моя местами потрескалась, и часть информации вываливалась, другую часть время перемешало в левую сторону, ну а то, что осталось, я, быть может, опишу, когда будет больше времени и таланта.

    Я и Штефан на Байкале.


    Штефан со своей Когай Миатой.


    Обманчивое спокойствие Байкала (перед этим штормило и шел снег).


    Киргизия. На перевале снег, внизу плюс тридцать.


    Красавица Иссыкуль.


    Глава двадцать первая. Последняя.

    Когда высыхает пруд, рыбы, оказавшиеся на суше, увлажняют друг друга жабрами и смачивают друг друга слюной. И все-таки лучше им забыть друг о друге в просторах многоводных рек и озер.

    Если спрятать лодку в бухте, а холм в озере, то покажется, что они надежно укрыты. Но в полночь явится Силач и унесет все на своей спине, а Невежде будет невдомек. Как бы ни было удобно прятать малое в большом, оно все равно может пропасть. Вот если спрятать Поднебесную в Поднебесной, ей некуда будет пропасть. Таков великий закон сбережения всех вещей.

    Этими двумя цитатами из Чжуан-цзы я хочу сказать, что мы и есть рыбы в высохшем пруду, мы и есть Невежды, думающие, что наши вещи надежно укрыты.
    Когда-то, когда я только вернулся из армии в Москву, со мной был такой случай. Я сидел на лавочке у памятника Пушкину и кого-то ожидал. Неожиданно то, что я видел перед собой изменилось, вернее сказать, картинка осталась прежней, но появилось еще одно измерение или объем – описать трудно. Словно бы то, что мы видим обычно – двухмерная картинка и вдруг мы увидели третье измерение. Длилось это видение секунд пять. Я долго думал, что это что-то вроде галлюцинации, но много лет спустя я пережил подобное, и длилось это минуты, часы, а из них можно было складывать дни и происходило это только в путешествиях и несколько раз от прослушивания музыки. Мы видим мир «сквозь тусклое стекло».
    Большую часть жизни я Невежда и рыба в высохшем пруду, но я знаю, что значит быть Одиноким странником в Бесконечном Океане жизни, знаю, но все равно возвращаюсь назад. Я часто задаю себе вопрос: почему? И не знаю точного ответа. Но, пожалуй, одна из причин – это обычная человеческая слабость. Я слаб и не могу до конца довериться тому, на что опереться невозможно – я не могу идти по воде. Недоверие к жизни порождает в человеке множество забот и печалей. Мы живем в государстве, думая, что оно необходимость, в наших взаимоотношениях много насилия, и оно сидит в наших генах, мы повязали себя и других долгами и обязанностями, потому что любви мало, свобода для нас – это власть и деньги. Все это заботы и печали. Мы живем в странном, извращенном мире, но иногда я закрываю глаза, и вижу иной, блистательный мир. Я стою на берегу озера Байкал, который еще вчера бушевал поистине океанским штормом, а сегодня ни единого напоминания о былом волнении. Солнце только что встало из-за гор и нежно опалило их вершины своими косматыми лучами. Полный покой и в природе и моей душе.
    Я и сейчас там, на берегу, вглядываюсь в глубину хрустального неба и удивляюсь, как каждое мгновение превращается в вечность.

    P.S. Все события имели место быть, но вот с хронологичностью могут быть проблемы, так как дневников никогда не вел. Были изменены некоторые имена. Я так же благодарю свою жену Надежду за редактирование моего, несносного на ошибки, текста.



    Ссылки на фотографии путешествий.


    Москва-Кострома-Вдоль Волги-Волгоград-Элиста-Сев.Кавказ-Сочи-Новороссийск-Крым-Ростов - 2007 год https://picasaweb.google.com/Samcher...MDp4IWR6OH9Sg#

    Москва-Киев-Львов-Карпаты-Черновцы-Вдоль Молдавской границы-Одесса-Херсон-Крым-Донбасс-Воронеж-Москва - 2008 год
    https://picasaweb.google.com/Samcherny/2008#

    Москва-Очень извилистыми дорогами до Ростова-Сочи-Новороссийск-Крым-Таганрог-Шахты-Воронеж - 2010 год
    https://picasaweb.google.com/Samcherny/2010?authkey=Gv1sRgCPje85OOuaPbWQ#

    Москва-Казань-Омск-Новосибирск-Алтай-Абакан-Иркутск-Байкал - 2011 год
    https://picasaweb.google.com/1081876...8237871/132011
    Последний раз редактировалось samcherny; 31.10.2011 в 01:35.

  2. #2
    Фэтбайкер, с шоссером... Аватар для Loewa
    Байк
    титанофэт 4.8 с di2
    Адрес
    С. Бутово МОСКВА
    Сообщений
    31,158
    Записей в дневнике
    83

    По умолчанию

    Хороша темка! Очень интересна философия многомесячных путешествий, мне обычно двух недель заглаза, а дальше хоца домой в тепло на мягкую койку...
    Тишина это звук с которым движется время...

  3. #3
    Веломаньяк Аватар для gudok
    Байк
    Specialized 2010 Sirrus Sport, NORDWAY Canyon-рабочий ишачёк
    Адрес
    мой адрес Советский Союз
    Сообщений
    539

    По умолчанию

    Требуем продолжения!

  4. #4
    Веломаньяк Аватар для samcherny
    Байк
    Кадейл-1998
    Адрес
    Москва-Подмосковье
    Сообщений
    2,164

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от gudok Посмотреть сообщение
    Требуем продолжения!
    Будет, будет и фотографии будут, как только отсканирую. По мере поступления глав буду сообщать.

  5. #5

  6. #6
    Веломаньяк Аватар для samcherny
    Байк
    Кадейл-1998
    Адрес
    Москва-Подмосковье
    Сообщений
    2,164

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от Fenix Посмотреть сообщение
    Какой интриган
    Ну да. Тем не менее еще одна глава.

  7. #7
    Веломаньяк Аватар для gudok
    Байк
    Specialized 2010 Sirrus Sport, NORDWAY Canyon-рабочий ишачёк
    Адрес
    мой адрес Советский Союз
    Сообщений
    539

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от samcherny Посмотреть сообщение
    Будет, будет и фотографии будут, как только отсканирую. По мере поступления глав буду сообщать.
    Большое спасибо!

  8. #8

    По умолчанию

    Спасибо Вам, что решили поделиться и опытом и... мировосприятием.
    С нетерпением жду продолжения!

  9. #9
    Веломаньяк Аватар для samcherny
    Байк
    Кадейл-1998
    Адрес
    Москва-Подмосковье
    Сообщений
    2,164

    По умолчанию

    Вот продолжение в виде пятой главы.

  10. #10

    По умолчанию

    Спасибо Вам, что нашли время поделиться своим опытом. Мне, как новичку, читать и осмысливать очень интересно и полезно. Только на второй год осознал на собственном маленьком опыте, что грамотно подобранная экипировка - это порой залог не только успешного похода, но и похода, не отягощенного вечно раздражающей, мелкой бытовухой (дождь, холод, пот, жара и т.п.).

    P.S. Шлем: Прошлое лето терпеливо промучился, но зато зимой и ранней весной в нем было нормально... сейчас жарко! Каска BMX - смотрится красиво, но вентиляции для продолжительного вкручивания явно не достаточно - перегрев, блин. Сейчас пойду за новым шлемом с более продвинутой вентиляцией.

+ Ответить

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Похожие темы

  1. Из истории МТБ у нас
    от samcherny в разделе Мои два колеса
    Ответов: 31
    Последнее сообщение: 24.05.2011, 20:45
  2. Меняю термоверх на что-нибудь из моих тем
    от sad1002 в разделе Одежда, обувь и защита
    Ответов: 1
    Последнее сообщение: 08.11.2010, 22:06
  3. Помогите выбрать...сил моих уже нет.
    от RUNET в разделе Выбор велосипеда
    Ответов: 25
    Последнее сообщение: 08.04.2010, 15:44
  4. Два моих лисапеда!
    от Geser в разделе Мои два колеса
    Ответов: 26
    Последнее сообщение: 21.03.2006, 11:34